Ашберн
13°
пасмурно

Сейчас в новостях

27 октября, среда 00:08
USD 70.13 -0.73
EUR 81.74 -0.76

Противоречивый Лужков. Парадоксы неоднозначного российского мэра

1 сентября бывшему мэру Москвы Юрию Лужкову должно было бы исполниться 85 лет. До сих пор едва ли какой градоначальник может сравниться с ним по масштабу и противоречивости личности. «Крепкий хозяйственник» и человек, который затеял в столице бесконечную стройку, подарив городу «лужковский стиль», — это всё о нём. Но Лужков, конечно, сложнее. «Секрет фирмы» попробовал разобраться в нескольких парадоксах жизни и личности экс-мэра.

Юрий Лужков занимал пост мэра столицы 18 лет, с 1992 по 2010 год. Возможно, он бы и дальше оставался градоначальником, если бы не ЧП с пожарами в Подмосковье летом 2010 года. В то время, когда Москва задыхалась от смога, Лужков ушёл в отпуск. И хотя мэр вернулся к работе раньше запланированного и оперативно включился в решение московских и подмосковных проблем, осенью 2010 года президент Дмитрий Медведев уволил его в связи с «утратой доверия».

После ухода градоначальника в отставку ВЦИОМ провёл опрос. Выяснилось, что о Лужкове у респондентов впечатления смешанные. 33% считали его «примером эффективного управленца», благодаря которому в Москве повысился уровень жизни. Примерно такое же количество опрошенных, 34%, придерживались противоположного мнения.

Противоречивость мнений вполне оправданна: личность и карьера Лужкова буквально соткана из парадоксов.

На посту мэра — «крепкий хозяйственник», а собственные проекты не вывел в плюс Анатолий Собчак, первый мэр Санкт-Петербурга, говорил про московского мэра: «Маленький, в кепке, бегает перед экранами на какой-то стройке. Мэр должен подписывать бумаги, а не бегать по стройкам». Лужков неспроста ассоциировался с прорабом. Масштабные стройки — характерная черта «лужковской» Москвы.

В 1993–1994 годах прошла первая масштабная реконструкция МКАД, в 1995–1998 дорогу расширили до пяти полос в каждом направлении. В 1998 году началось строительство Третьего транспортного кольца.

Менялась и сама Москва. 1992 по 2010 год в столице открыли 33 станции метро, именно при Лужкове отстроили «Царицыно», воссоздали храм Христа Спасителя, построили «Охотный ряд» и многое другое.

В 2005 году в столице ввели рекордные 5 млн квадратных метров жилья (для сравнения: в планах на 2021 год у мэрии ввести 4 млн квадратных метров).

«Если говорить о мощных городских грандиозных проектах, "Сити" — самый значительный. Там мы строили Москву XXI века, — писал Лужков в автобиографии. — "Сити" после моей отставки назвали "градостроительной ошибкой", но это очень серьёзное достижение. Стало модой высказываться негативно о небоскрёбах "Москва-Сити". Большие проекты всегда ругают, а потом без них жить не могут». Отметим, что нынешние московские власти намерены развивать этот проект — и даже разработали концепцию «Большого Сити».

После выхода в отставку Лужков занялся сельским хозяйством. В Калининградской области на площади 5000 гектаров бывший мэр выращивал гречку, пшеницу и ячмень. Лужков там же разводил племенных лошадей и овец редкой романовской породы, а также занимался пчеловодством. В 2019 году у него было 90 пчелосемей, в каждую входило более 60 000 пчёл.

Правда, работал экс-мэр далеко не всегда в плюс. В 2017 году он признался, что без финансовой помощи жены, Елены Батуриной, не смог бы купить сельскохозяйственную технику. Помочь мужу Батуриной, ставшей во времена мэрства Лужкова самой богатой женщиной России и до сих пор претендующей на это звание, очевидно, большого труда не составило.

Впрочем, возможно, рентабельность и не была главным приоритетом для Лужкова. Ещё в 2012-м он говорил, что для него «сельское хозяйство — это в первую очередь занятие для души».

В 2019 году экс-мэр утверждал: «Фермерское хозяйство в основе своей, могу сказать по своему опыту, нерентабельно. Ферма — это моя мечта, и я её стараюсь реализовывать».

В январе 2019 года в хозяйстве Лужкова собрали примерно одну тонну мёда, но бывший мэр уверял, что продавать его не собирался. Он говорил: «Когда у меня есть излишки, я раздаю, и в детские дома тоже отправлял».

Прослыл одновременно коррупционером и благотворителем После отставки «крепкого хозяйственника» руководитель Администрации Президента Сергей Нарышкин заявил, что одной из причин увольнения мэра стал «запредельный уровень коррупции, допущенный Лужковым и его окружением».

Так, экс-мэра вызывали на допрос по делу Банка Москвы. Банк дал кредит на 12,76 млрд рублей до этого никому неизвестной компании «Премьер Эстейт». Организация на кредитные средства купила 58 га земель у структур, принадлежащих жене Лужкова Елене Батуриной.

Сам Лужков отрицал все обвинения, но репутация коррупционера за ним закрепилась.

Блогер-урбанист Илья Варламов писал: «Лужков — это неприкрытая, наглая, вопиющая коррупция. Лужков — это его бездарные друзья, которые получили возможность гадить в Москве. Он <...> выжал из города все соки ради интересов своих друзей».

При этом, по мнению экономиста Натальи Зубаревич, при Лужкове городской бюджет был ориентирован на соцзащиту. Так появились «лужковские» надбавки к пенсиям (они сохранились до сих пор). Мэр ввёл их в 1992 году. С ростом инфляции надбавки увеличивались. Лужков говорил в одном из интервью: «Наша политика выражалась довольно простыми категориями: человеку в трудоспособном возрасте надо дать хорошо оплачиваемую работу, пенсионеру — условия для нормальной жизни, молодому поколению — бесплатное образование».

При этом помощь оказывали не только пенсионерам. Главный врач первого московского хосписа Вера Миллионщикова была «совершенно уверена, что организовать службу хосписов в Москве невозможно», пока в 1992 году Лужков не выделил ей здание. Дочь Миллионщиковой, глава московского Центра паллиативной помощи и учредитель фонда «Вера» Нюта Федермессер, вспоминала: «На первом благотворительном концерте в пользу хосписа в Большом театре (Лужков. — Прим. "Секрета") сказал со сцены маме и нашей пациентке-колясочнице: "Вера Васильевна, Елена Михайловна, я вам обещаю, в каждом округе Москвы будет построен хоспис"».

Деньги на хосписы Лужков помогал собирать лично. Телеведущий Леонид Якубович рассказывал, как во время его карьеры аукциониста к нему обратился московский мэр с просьбой помочь найти нужные средства. Якубовичу пришла в голову спонтанная идея: он попросил у Лужкова его знаменитую кепку. На одном из аукционов Якубович продал её за $5000, которые ушли хоспису.

Был богатым человеком, но любил работать руками и изобретать По сообщениям СМИ, после смерти Лужкова в декабре 2019 года его наследникам остался конезавод «Веедерн». Судя по учредительным документам, его уставный фонд насчитывал 424 млн рублей. Также наследникам экс-мэра, вероятно, осталась квартира в Москве. Всего одна, но зато какая: почти 150 квадратных метров на 3-й Тверской-Ямской улице, рядом с Тверским загсом.

Независимый аналитик рынка недвижимости Москвы Ирина Лопухова отмечала, что «такие квартиры в центре — штучный товар», а стартовая цена подобной недвижимости — около 100 млн рублей.

По информации Mash, площадь квартиры куда больше: 450 квадратных метров. А стоит элитная жилплощадь 600 млн рублей.

Обычно состоятельные люди делегируют ручной труд, но Лужков был человеком, который готов поработать работать руками. После отставки он работал на комбайне на собственной ферме во время сбора урожая. От работы он получал «удовольствие невероятное». «Может быть, потому что я всегда привык рулить», — говорил Лужков в интервью «Ведомостям».

Помимо работы в полях, мэр обожал заниматься изобретательством и имел более 120 патентов. Так, Лужков запатентовал роторный двигатель внутреннего сгорания и интерьер автомобиля-такси. Правда, он получил патенты также на «изобретения» вроде кулебяки, пирожка печёного полуоткрытого, медового напитка сбитня, расстегая и даже морса.

Но страсть к новшествам и необычным (и неоднозначным) изобретениям проявилась у Лужкова в большей степени в городской политике, а не в собственных проектах. Будучи мэром, он в 2001 году придумал установить лазерные установки, чтобы они сбивали сосульки и наледи. Лужков был настроен на бескомпромиссную борьбу, ведь ежегодно от сосулек «гибнет от четырёх до семи человек», говорил он. На внедрение «лазерного» проекта потратили примерно полмиллиона долларов, но его пришлось заморозить: выяснилось, что, чтобы срезать одну сосульку, лазеру требовался час.

На этом Лужков не остановился и попробовал реализовать другой смелый замысел: дирижабли для полиции. На них из бюджета потратили 120 млн рублей. Дирижабли должны были использовать для патрулирования МКАД, спасения утопающих и даже перевозки пассажиров. Однако в итоге и этот проект не был осуществлён. «Использование дирижаблей не настолько просто, как это может показаться на первый взгляд. Дирижабль нуждается в причальной мачте, в эллингах, ангаре. Это не просто пузырь надули и полетели», — рассказывал «Коммерсанту» аналитик инвесткомпании «Финам» Алексей Захаров.

Лужков вошёл в историю как человек с множеством лиц. Он и «крепкий хозяйственник», и градоначальник, изменивший Москву «лужковской архитектурой» до неузнаваемости, и человек с крупным бизнесом «для души», и автор смелых и необычных проектов. Может быть, поэтому Лужков до сих пор вызывает в москвичах самые разные чувства — от благодарности до крайней неприязни.